Ирина Брондз: «Мы – петербургский театр, и держим эту марку…»

В 2020 году музыкальному театру «Карамболь» исполнилось 30 лет. И вот уже 31-й театральный сезон он радует детей и взрослых своими спектаклями. О том, как начинался этот путь, ведущий через тернии к звёздам, рассказывает художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств России, композитор Ирина Брондз.

В 2009 году музыкальный театр «Карамболь» представил мюзикл «Шербурские зонтики». Прилетевший на премьеру маэстро Мишель Легран был настолько растроган, что, выйдя на сцену, трижды повторил:
«Я счастлив!»

 

 

 

Начало пути

– Как появился театр «Карамболь»?
– Это был длинный путь. В 90-е годы многие коллективы рождались не по велению «верхов», а по инициативе «снизу». Мы вместе с группой артистов решили создать театр детского мюзикла. Был такой Молодёжный культурный центр Октябрьского района, при котором я зарегистрировала коллектив. Тогда мы были негосударственным театром, а спектакли проходили в небольших зальчиках, в спортивных залах школ. По мере развития менялся так называемый учредитель, далее – это было «Ленинградское агентство культуры» (ЛАК), в котором от культуры были только мы, остальное – бизнес. Сколько-то лет нас они содержали и на том этапе помогали. В дальнейшем мы стали для них обузой, и они уволили всех «по сокращению штата».
– Что было потом?
– Я пошла в Смольный, чтобы собрать все документы и добиться получения статуса «государственный театр». Так как мы занимались спектаклями для детей и о коммерции не могло быть и речи, мы хотели, чтобы государство взяло театр под свою опеку. Когда я пришла в последний кабинет Смольного, то сказала: «Я хожу здесь 9 месяцев, за это время я уже могла родить ребёнка». Чиновник рассмеялся и всё-таки подписал последнюю бумагу. Потом потеряли весь набор документов. Но я, на всякий случай, сделала дубликат. Чиновницу, спокойно сообщившую мне о потере всей папки документов, забыть трудно…

Под эгидой государства

– Но все же обошлось…
– Под своё государственное крыло нас согласилась взять администрация Адмиралтейского района Санкт-Петербурга. И мы очень благодарны ей, поскольку пробыли под её эгидой 25 лет. Тогда возникли юридические проблемы, это был период смены власти и до перевыборов мэра оставалось 2 дня. Но мы успели, а Анатолий Собчак стал тем человеком, который подписал нам статус «государственный театр». Наши артисты терпеливо ждали всё это время. Когда за тобой люди, чувствуешь огромную ответственность и понимаешь, что эти усилия обязательно приведут к нужному результату.
– Каков статус коллектива в настоящий момент?
– Сейчас мы работаем под руководством Комитета по культуре Санкт-Петербурга. Могу сказать одно: весь этап становления был очень сложным, но завершился он «вторым рождением» – созданием Санкт-Петербургского государственного детского музыкального театра «Карамболь».

Об интересе к искусству

– Не кажется ли Вам, что нынешнее поколение меньше заинтересовано в искусстве и творческом развитии в целом, нужно ли вовлекать детей в
творчество?
– Дети всегда заинтересованы в творчестве. Я обратила внимание, что, невзирая на любые обстоятельства, в зале всегда есть дети. А вообще, дети – это ведь маленькие взрослые, которые, как и их родители, хотят приобщаться к прекрасному. У каждого ребёнка есть свой талант, но его надо найти, раскрыть. Абсолютно убеждена, что никакие смены строя, перипетии в стране не влияют на желание детей заниматься тем, чем они хотят, а каждый родитель просто обязан найти в ребёнке то направление, которое принесёт его чаду радость и позитивное развитие, а может, и направит его в профессиональное будущее. С полной уверенностью могу сказать, что дети ходят в театр, дети любят театр и даже дома дети играют в театр. Когда мы создали детскую студию в театре «Карамболь», мы ещё раз напомнили нашему зрителю, что дети и взрослые должны заниматься творчеством совместно, что мы и делаем на сцене с нашими студийцами.

Искусству нет предела

– А есть ли у детского театра какие-то пределы?

– Никто из нас не может знать свои пределы, это очень философский вопрос. Пределы у театра могут быть только тогда, когда пропадает жажда творчества и появляется лень. Я очень надеюсь, что мы будем развиваться всегда, не зря же нас называют «живым театром».

– В прошлом театральном сезоне «Карамболю» исполнилось 30 лет, но из-за пандемии празднование пришлось отложить, будете ли вы отмечать его сейчас?
– Да, в 2020 году у нас было тридцатилетие, к которому театр выпустил интернет-программу «Мы читаем сказки. Мы играем сказки. (Виртуальное путешествие в закулисье)», где мы рассказали детям и взрослым, как создаётся музыкальный спектакль. Это был период пандемического запрета на работу театров, и все ушли в виртуальное пространство. Мы хотели, как полагается, отпраздновать, но, к сожалению, не смогли из-за известных ограничений…
Время внесло свои коррективы и тридцатилетие мы отметили сидя дома, создавая праздничную историю в пространстве интернета. В прошлом сезоне из-за отсутствия финансирования постановок мы не смогли выпустить новые спектакли, которые так ждали зрители. В этом – будет две премьеры. Так что, праздники в театре впереди. У нас праздники – это премьеры.

О планах

– И какие же премьеры ждут нас, зрителей?

– Сейчас мы работаем над спектаклем, который выпустим 26 июня на сцене Концертного зала у Финляндского вокзала. А потом будет ещё одна премьера – в декабре. Пока я держу их названия в секрете.

– Сейчас, когда ограничения уже снимаются, планирует ли театр гастроли?

– Многие спектакли мы возили в разные города и страны. Например, наши знаменитые «Шербурские зонтики». В сентябре труппа поехала на гастроли. Мы с большим успехом отыграли «Зонтики» в Благовещенске и Белогорске. И это было очень знаковое событие, ведь люди так ждали спектакли, музыку – живое искусство. Поехали, можно сказать, с риском, собрав анализы на covid у всех членов гастрольной труппы. Не скажу, что ездим каждый день, нас ведь много. Я с самого начала не соглашалась на приглашения и поездки сильно урезанным составом, без оркестра, хоть предложений действительно очень много. Но мы ведь петербургский театр, поэтому и держим эту марку.

Беседовала Ника Семенова